Большая охота

Все для охотников и про охотников

  • Яндекс.Метрика

Реальные истории

На четвертом курсе института мы с товарищем проходили практику на юге Приморья. Для нас, будущих охотоведов, здесь было настоящее эльдорадо. Мы встречались со многими обитателями дальневосточной тайги, но изюминкой стала одна из встреч с гималайским медведем, едва не закончившаяся для нас трагически. Дело было в конце октября. Мы поднимались на горный отрог невдалеке от морского побережья. Шли налегке: фотоаппарат и ружье я с одноствольной бескурковкой 32 калибра, Володя с Белкой. Накануне наскоро зарядили по десятку патронов с дробью на рябчика и на всякий случай по одному жакану.

[...]

Эта минута была прекрасной и незабываемой. Да, именно такой я и представлял свою первую встречу на охоте с гордостью и украшением лесов ГДР европейским оленем.

Над трофейным оленем

…Раннее осеннее утро, зыбкий туман, придающий окружающему миру налет нереальности, сказочности, и венец, апофеоз красоты словно сошедший с картины великого мастера и одновременно более прекрасный в своей реальности красный великан, как уважительно именуют здесь оленей.

Словно завороженный, возвышался он прекрасным изваянием в центре обширной лесной поляны. А я боялся даже моргнуть, опасаясь, что виденье исчезнет и сказке наступит конец. Но тут олень, видимо, почувствовав опасность, но так и не определив, откуда она исходит, стал проявлять признаки беспокойства нервно переступил ногами, напрягся всем телом…

[...]

Получил разрешение на добычу куницы, я с нетерпением ждал благоприятной для этой увлекательной охоты погоды. Была нужна ночная пороша, которая укрыла бы старые следы зверей и оставила лишь ночные. Мое нетерпение подогревалось еще и особым любопытством к зверьку. Куница является родственницей знаменитого таежного соболя. В Древней Руси до появления денег долгое время их роль выполняли шкурки куниц куны. Мех куниц относится к благородным мехам и при частых капризах и изменчивости моды не модным не бывает. [...]

Куница, вскочив на ствол ближайшей ели, с ходу, стремглав устремилась к ее вершине, а я, схватив ружье, приготовился к выстрелу. Вот в вершине мелькнуло что-то рыжеватое и тут же грянул выстрел. С верхних ветвей посыпался сбитый дробью снег. Он потревожил пласты снега на нижерасположенных ветвях и целый снежный поток рухнул на землю. [...]

Фартик упорно продолжал раскапывать снег и мерзлую землю, а я засунул заостренную палочку во второй вход под кочку и стал шуровать ею в корнях.

Из-под кочки вместо хоря выскочила куница и прыжками помчалась к ельнику, а Фартик огромными прыжками молча стал ее догонять. Мне казалось, что он вот-вот ее настигнет, но юркий зверек всякий раз, крутанув вокруг ствола дерева, отрывался от собаки на некоторое расстояние, так как Фартик этот же путь вокруг ствола дерева проделывал по большому кругу, и вскоре они оба скрылись в ельнике. [...]

А может быть, она по вершинам деревьев ушла в густоту елового леса? Жаль, что нет рядом Фартика, он помог бы разгадать эту загадку своим чутьем. Надеясь проверить наличие зверька в гнезде, а также выстрелом вызвать собаку, я вскинул ружье и выстрелил по гнезду. И тут же из него выскочила куница и, приземлившись за мелкими елочками на снег, удрала в чащу леса. [...]

Предпочтение всегда отдаю охоте с луком. Спустя три месяца я был уже в пути, следуя на родину моих предков-казаков в Россию. Впервые я побывал здесь двенадцать лет назад в качестве переводчика в лагере Орленок на Черном море, этот визит был в рамках советско- американского культурного обмена. [...]

Разумеется, при использовании лука и стрел надо, иметь в виду, что стрелять следует с небольшого расстояния, несмотря на то, что стрела поражает на расстоянии 250 м. Большинство охотников из лука ограничивают свои выстрелы сорока метрами. Я же почти никогда не стрелял дальше 30 м, обычно это делаю с 1020 м. Причиной такого ограничения является стремление к точности попадания и тот факт, что даже маленькая ветка может изменить траекторию полета стрелы. Для максимального приближения к животным я обычно пользуюсь вышкой или подкрадываюсь. [...]

Пару раз мы с Володей слышали совершенно громоподобные звуки от ударов рогов, однако самих бойцов увидеть не удалось. И все же наконец это произошло. Примерно за час до наступления темноты донесся характерный, очень резонирующий звук ломающихся рогов, я со всех ног побежал в том направлении. Когда я уже почти приблизился, все смолкло. Удивительно, куда подевались быки? Вдруг тишину потряс оглушительный рев и совсем рядом я услышал треск ломающегося дерева, как если бы его крошили в щепки. Шагнув вперед, я замер при виде старого самца-монарха, который направлялся за очередной порцией сломанной древесины. Переломав еще много веток, гордый собой, он промаршировал под собственный, леденящий душу рев. Взглянув на мою окаменевшую фигуру, зверь ушел прочь. Он величаво и призрачно как бы плыл над зачарованным лесом, и вскоре его рев растаял вдали. [...]