Большая охота

Все для охотников и про охотников

  • Яндекс.Метрика

Литературный топик

Один глухарь, как выродок, пред тайной Глухарки, скучной и рябой,

Поет перед подругою случайной,

Ее не видя пред собой!..

Поет, не слыша и ничего не видя,

И, не дослушав до конца,

Слетит она и в страхе и в обиде,

Учуяв запашок свинца… [...]

Почти все рисунки на обложках и иллюстрации к своим произведениям Байков делал сам. Из них рисунок на обложке книги В дебрях Маньчжурии особенно удачен.

Осенью этого же года Николай Аполлонович вместе с семьей был приглашен в Токио на съезд писателей Восточной Азии. По окончании съезда Байковы и несколько членов съезда совершали поездку по Японии, где писателя встречали с большим восторгом, в особенности учащиеся. [...]

Охотились мы как-то на зайцев в районе г. Наро-Фоминска. Собаки быстро брали заячий след, но неожиданно теряли его в одном и том же районе где лес примыкал к большой вырубке. Опытные охотники пытались помочь собакам распутать следы зайца, шутливо названного нами Профессором. Но по разным причинам сделать это не удавалось то снега было мало, то собаки сами так запутывали следы, что невозможно было ничего отыскать. [...]

Как бы ни был щедро наделен человек талантом одного этого, как правило, мало для того чтобы художник состоялся. Не раз приходилось мне встречаться с очень одаренными от природы людьми, чья творческая судьба сложилась крайне неудачно, и можно было с горечью либо посочувствовать неблагоприятному стечению жизненных обстоятельств, помешавших творчеству, а чаще посожалеть с упреком, что человек мог бы раскрыться полнее и большего достичь, да не сумел направить волю на то, чтобы подчинить обстоятельства, выпестовать доставшиеся способности и умножить их трудолюбием. Человек собранный и волевой, относящийся к художническому дару не только как к личному достоянию, вызывает уважение не только как художник, но и как личность. [...]

Харбинские и тяньцзинские издательства выпускают следующие его книги: В дебрях Маньчжурии (1934 г.), Великий Ван (1936 г. и 1938 г.), По белу свету (1937 г.), Тайга шумит (1938 г.), У костра (1939 г.), Сказочная быль (1940 г.), Тигрица (1940 г.), Наши друзья (1941 г.), Записки маньчжурского охотника (1941 г.), Шухай (1942 г.), Черный капитан (1943 г. и посмертное издание в 1959 г.), Таежные пути (1943 г.). [...]

Получил разрешение на добычу куницы, я с нетерпением ждал благоприятной для этой увлекательной охоты погоды. Была нужна ночная пороша, которая укрыла бы старые следы зверей и оставила лишь ночные. Мое нетерпение подогревалось еще и особым любопытством к зверьку. Куница является родственницей знаменитого таежного соболя. В Древней Руси до появления денег долгое время их роль выполняли шкурки куниц куны. Мех куниц относится к благородным мехам и при частых капризах и изменчивости моды не модным не бывает. [...]

Куница, вскочив на ствол ближайшей ели, с ходу, стремглав устремилась к ее вершине, а я, схватив ружье, приготовился к выстрелу. Вот в вершине мелькнуло что-то рыжеватое и тут же грянул выстрел. С верхних ветвей посыпался сбитый дробью снег. Он потревожил пласты снега на нижерасположенных ветвях и целый снежный поток рухнул на землю. [...]

Фартик упорно продолжал раскапывать снег и мерзлую землю, а я засунул заостренную палочку во второй вход под кочку и стал шуровать ею в корнях.

Из-под кочки вместо хоря выскочила куница и прыжками помчалась к ельнику, а Фартик огромными прыжками молча стал ее догонять. Мне казалось, что он вот-вот ее настигнет, но юркий зверек всякий раз, крутанув вокруг ствола дерева, отрывался от собаки на некоторое расстояние, так как Фартик этот же путь вокруг ствола дерева проделывал по большому кругу, и вскоре они оба скрылись в ельнике. [...]

Почти два года Николай Аполлонович проводит в Африке, Индии и Индо-Китае.

В 1922 году он возвращается в Маньчжурию, в Харбин, и вскоре переезжает на ст. Эхо, а потом на ст. Яблоня, где устраивается на службу в лесопромышленное предприятие В. Ф. Ковальского, на лесную концессию, расположенную в районе вышеупомянутой станции, на должность сторожа, но вскоре же получает место десятника. [...]