Большая охота

Все для охотников и про охотников

  • Яндекс.Метрика

Литературный топик

красноголовый нырок — Ты взял путевку? — крикнул Сергей. Это благодаря нему я "заразился" спиннингом и охотой.
- Конечно, в конце недели едем на Пёрушу. — сказал я.
-Только уток там будет очень мало, "охотников" навалом, распугают выстрелами по бутылкам. — кивнув головой произнес Серж.
- Там и посмотрим, мне бы подтвердить одну теорию — пожал я плечами.
Однажды на страницах журнал "Ружьё" я прочел интересную статью, которая была воспринята по разному моими знакомыми охотниками. Там описывалось, как охотиться на нырков и о причинах большой неуязвимости этих птиц. В прошлом году я гонялся за нырком ровно час, произвел пять выстрелов, но тот ушёл абсолютно невредимый.

[...]

американская норка   Занятное преследовании норки. Ноябрьский день на редкость выдался солнечным, с легким морозцем. После обеда мы выехали с участка с целью попытаться встретить большого лося-рогача, который часто встречался егерю на данном участке. Дорога проходила по осушенному болоту, разрезанному множеством мелиоративных канав и канавок. Поколесив около часа и никого не встретив, остановились осмотреться на небольшом возвышении, с которого в бинокль просматривались заболоченные окрестности на все стороны. Рядом проходила мелиоративная канава, заросшая по берегам тростником и редким рогозом. Вдруг егерь в 50 метрах от нас заметил какое-то шевеление на выступающей посреди канавы точке. Я сразу определил, что это зверёк норка. Быстро пошел по дороге, идущей вдоль канавы, и когда поравнялся с зверьком норкой, то, пригнувшись, подошел к краю канавы, для того, чтобы рассмотреть и заснять животное. Ведь мы приехали в лес с целью не подстрелить какого-нибудь зверька, а совершить, так сказать, фотоохоту.

[...]

дикий кабан   Известно, что жители мусульманских республик Кавказа по религиозным соображениям не употребляют в пищу свинину. Однако меж тем дикие кабаны в изобилии обитают в горных лесах и полях кавказских плоскогорий. И оба этих факта напрямую связаны с моим охотничьим опытом. Несколько лет назад я проходил армейскую службу на территории Чеченской республики и республики Дагестан. Кроме всего прочего была она неразрывно связана с охотой. Ведь кабаны там водились в предостаточном количестве. Сбежав в одну из самоволок вместе с двумя другими такими же солдатами и прихватив с собой АК-74, мы выдвинулись в «зеленку», то есть покрытый листвой лес. О ползающих в весенних лесах бандформированиях мы думали меньше всего, потому что за годы службы в условиях риска чувство опасности сошло на нет. Его заменила небольшая опаска. Да и то, что греха таить, боялись мы больше того, что наше отсутствие заметит руководство, а не то, что нас могут подстрелить.

[...]

  Семейство кошачьих занимает далеко не последнее место в списке самых оригинальных, забавных и веселых животных. Как владельцы своих любимцев, так и люди, не имеющие в своем домашнем хозяйстве кошек, могут наверняка созерцать по жизни окружение этих пушистых хитрецов со своими вечно забавными человечеству повадками. Существует великое множество веселых историй о кошачьих выходках, малой частью которых, взятых из собственного жизненного опыта, я постараюсь порадовать вас. Самый яркий пример в моем сознании возникает с воспоминанием — кота Мурзика. Мурзик был котом моей учительницы – Марьи Ивановны, и представлял собой обычного, ни в чем не приметного кота. Но это представление оказалось далеко ошибочным, потому что это милое с виду существо оказалось очень хитрым и находчивым. Итак, однажды завела Марья Ивановна большую рыбу, которая жила себе в бочке и никого не трогала. Мурзик вскоре ощутил новую гостью и незамедлительно начал охоту. Придя с работы, Марья Ивановна застала Мурзика с остатками невинной рыбки, что привело ее в замешательство.

[...]

Редкой, благословенной натурой назвал поэт Афанасий Фет Николая Николаевича Толстого. Это он, старший брат Льва Николаевича Толстого, придумал а детстве сказку о всеобщем счастье и зеленой палочке, на которой написана тайна муравейных братьев. Не краю яснополянского оврага у дороги в Старом Заказе, где, говорил Николенька, зарыта зеленая палочка, Лев Толстой велел похоронить себя в память о любимом брате.

Он был удивительный мальчик и потом удивительный человек, писал Лев Николаевич. Тургенев говорил про него очень верно, что он не имел только тех недостатков, которые нужны для того, чтобы быть писателем. Он не имел главного нужного для этого недостатка: у него не было тщеславия, ему совершенно неинтересно было, что о нем думают люди. Качества же писателя, которые у него были, было прежде всего тонкое художественное чутье, крайнее чувство меры, добродушный, веселый юмор, необыкновенное, неистощимое воображение и правдивое, высоко нравственное мировоззрение, и все это без малейшего самодовольства.

[...]

В древние времена был в одной стране большой красивый лес. Звери жили в нём спокойно и счастливо. Никто никого не притеснял, никто никому не докучал. Все были заняты своими делами.

Жила в лесу одна лисица. Посадила она на опушке деревья с очень вкусными плодами. Когда плоды созревали, лисица со своей семьёй лакомилась ими, а то, что оставалось, отдавала соседям. Присматривать за садом лисица наняла белку, и та гоняла ворон и попугаев, которые стаями слетались к деревьям, желая отведать плодов.

Так вот и жили лисица, лис и их дети, спокойно и без больших забот. [...]

Дария Георгиевна Дмитриева-Сулима

Дария Георгиевна Дмитриева-Сулима родилась и провела свое детство в г. Чердынь Пермской губернии. С юных лет она проявила необычайную любовь к природе, животному миру и охоте. Страстью ее были собаки, лошади и дикие звери; она не раз приручала медвежат и волчат. Появление в России этой талантливой женщины-охотницы с лайками было необычным явлением. Глубокие знания, богатые наблюдения над жизнью русского Севера, многолетний охотничий практический опыт сделали ее натуралистом и большим знатоком охоты.

Известно, что нельзя достичь успехов в любом деле без одержимости. Это слово как нельзя больше подходит к М. Г. Дмитриевой-Сулиме. Достаточно прочесть написанную ею книгу Лайка и охота с ней или ее колкую, острую полемику в защиту любимой породы собак, чтобы понять, каким увлеченным человеком она была.

[...]

На четвертом курсе института мы с товарищем проходили практику на юге Приморья. Для нас, будущих охотоведов, здесь было настоящее эльдорадо. Мы встречались со многими обитателями дальневосточной тайги, но изюминкой стала одна из встреч с гималайским медведем, едва не закончившаяся для нас трагически. Дело было в конце октября. Мы поднимались на горный отрог невдалеке от морского побережья. Шли налегке: фотоаппарат и ружье я с одноствольной бескурковкой 32 калибра, Володя с Белкой. Накануне наскоро зарядили по десятку патронов с дробью на рябчика и на всякий случай по одному жакану.

[...]

I

Никто меня не видит здесь, в лесу.

А от деревьев чувств моих не прячу.

Могу забыть смахнуть со лба росу иль со щеки случайную слезу,

не понимая, по какой причине плачу или смеюсь.

А он-то знает лес, чей шаг нетороплив, кто приберег объятья

и для кого особый смысл и вес

имеет луч, пробившийся с небес,

чтоб у осинки тень смягчить на платье.

Все первородно здесь.

Отрадно мне, непринужденно впитывая, брать уроки у дятла, прикипевшего к сосне,

иль у совы с глазами, как пенсне, иль даже у сороки-белобоки.

И это не причуда и не блажь. Когда из леса на дорогу выйду, пойму, какой несу в себе багаж…

Но что возьмешь, когда-нибудь отдашь, только в другом преображенном виде.

[...]