Большая охота

Все для охотников и про охотников

  • Яндекс.Метрика

Охотничьи рассказы

Собрав гусей, выбираюсь на островок, закуриваю. Утро светлеет, вот-вот солнце пробьет редеющую дымку. Выстрелы становятся редкими. Над моим островком часто пролетают утки, но я не стреляю, и в этом тоже есть свое удовольствие в обуздании страсти и жадности к стрельбе. [...]

clip_image002

Однажды профессор Московского Пушно-мехового института Петр Александрович Мантейфель, а среди охотоведов просто дядя Петя, читал лекцию о куриных птицах. Дойдя до тетерева, он так ярко обрисовал токовища, что всем непременно захотелось посмотреть на них. А когда выяснилось, что некоторые даже не слышали песни этой птицы, то он вынул из нагрудного кармана карандаш, вытянул рот буквой О и начал быстро вибрировать этим карандашом вниз-вверх, ударяя им о губы, и… полилось бормотание! [...]

Воодушевленный нежданной победой, я только и думал, как бы еще попытать счастья, и случай представился: на майские праздники выпало три свободных дня и я собрался к тетке в Горьковскую область.

С приключениями…, но вот и на месте! Стоит шалаш. В нем никого, тетерева рассыпались по вершинкам березок, да разбрелись среди кустов. Наметив крайнего, к которому удобнее подойти поближе, начал его скрадывать. У облюбованного куста замаскировался и прошепелявил боевой клич, и вяло пробормотал одно коленце. Петух тут же ответил и после второго вызова полетел низом к сопернику. Но, заметив мои нетерпеливые движения, начал отворачивать, однако выстрел опасался удачным. [...]

С наступлением зимы начинается одна из наиболее интересных охот с подходаохота на лунках. В это время тетерева лишаются разнообразных кормов и в их распоряжении остаются в основном сережки, побеги и почки березы. Они набивают зобы грубой, промороженной пищей и вынуждены, как подчеркнул Петр Александрович, зарываться а снег, где в норке скоро становится довольно тепло, пища отогревается и за долгую зимнюю ночь переваривается, да так, что на месте ночлега остается изрядная кучка весьма прочных колбасок, которые сохраняются и летом. Тетерева плохо переносят морозы и в бесснежные зимы могут погибнуть от холода (уже при 20 «С они проводят под снегом большую часть суток), а при внезапных гололедах, по мнению профессора, не могут выбраться из ледового капкана и гибнут в массе. Но имеются сообщения, что во время оттепелей тетерева ночуют на деревьях. [...]

clip_image002

Жемчужиной Азии назвал Алтай Николай Константинович Рерих. Приветлива Катунь, писал он. Звонки синие горы. Бела Белуха. Ярки цветы и упоительны зеленые травы и кедры. Кто сказал, что жесток и неприступен Алтай! Чье сердце убоялось суровой мощи и красоты! Знаменитый художник знал этот край не понаслышке. В 1926 году, в последний свой приезд в Россию, он задержался на Алтае, поселившись в селе Верхний Уймон, в верховьях Катуни, среди русских староверов. В наши дни пристальнее и беспристрастнее стала изучаться история горного Алтая, его этнография. [...]

Дик и страшен верх Алтая,

Вечен блеск его снегов…

Это было написано в 1839 году. В XX столетии Алтай уже осваивает и русская проза, и русская поэзия, не говоря о солидных работах ученых-натуралистов, геологов, этнографов, изучавших Алтай. Об Алтае пишет Вяч. Шишков, обследовавший как гидролог алтайские реки и разработавший проект перестройки Чуйского тракта. Пишет Павел Низовой. Низовой, спасаясь от преследований колчаковцев, в 1918 1919 годах служил объездчиком-лесником Телецкого лесничества с территорией от истоков Бии до границ Монголии: это время писатель назвал лучшей главой своей жизни. [...]

В 1858 году я управлял Верхнекарийским золотым промыслом в Нерчинском горном округе. Однажды, тихим весенним вечером я сидел в кабинете и думал, как бы сорваться дня на два или на три в любимую тайгу, чтобы позверовать и отвести охотничью душу. Промысловое дело идет хорошо, все в порядке, все служащие на своих местах и знают свои обязанности. Отчего же и не съездить? Разве что случится во время моего отъезда… вот беда! Хуже всего это тюрьма, в ней более тысячи ссыльнокаторжных! Теперь же весна, и они бегут едва ли не каждый день по нескольку человек, но ведь я тут не виноват, зто дело военного караула… [...]

Когда мы переваливали эту возвышенность, пред нами открылась великолепная картина отдельных солнопеков, небольших ложочков, скалистых утесов, россыпей и темных северных покатостей гор.

А что, барин! Каково здесь местечко-то? сказал мне Кудрявцев,
[...]

Старик стоял как тень и только знаками показывал мне вниз под утесик, чтоб я приготовился к выстрелу. Я давно ужо озвел курок на винтовке и не мог совладать с собой, чтоб унять волнение молодой крови. Но тут, после этого жеста, меня вдруг бросило в жар, и лихорадочного состояния как не бывало. [...]