Большая охота

Все для охотников и про охотников

  • Яндекс.Метрика

Охотничьи рассказы

Гусей у нас много, особенно на пролете поздней осенью, в плавнях Азова. И практически любой охотник может с успехом охотиться на этих птицнадо только захотеть и серьезно отнестись к достижению цели. Поездить, подумать, понаблюдать… Найти свое место среди огромных пространств тростникового моря, изрезанных во всех направлениях каналами и ериками. Все затраченное окупится впечатлениями от охоты, ведь дикий гусь король водоплавающей дичи! [...]

И вот справа и слева от дороги появляются непаханые пространства земли, поросшие серо-коричневым разнотравьем, и среди них бордовые пятна низкорослой травки с неизвестным мне названием, запах которой заставляет встрепенуться сердце. Тридцать лет назад я впервые вдохнул этот свежий кисловатый запах и навсегда запомнил его, заболев плавнями: тростниковыми гривами, ширью лиманов, простором осеннего неба… Теперь каждая охота здесь прежде всего свидание с плавнями. И в последнее время я все чаще езжу один. Ведь если это свидание, так оно и должно быть… [...]

И вот небо сначала вдалеке, а потом ближе, явственнее заговорило на языке гусиных стай. Они летят гигантскими в полнеба плавно изогнутыми линиями, на сером вечернем небе словно карандашом кто-то начертил контуры горных вершин и целых хребтов. До чего величественное зрелище! Сколько раз вижу его… Жаль, нет знакомого фотомастера сделать панорамный снимок! Моим Зенитом с обычным объективом вряд ли что получится. А всего-то: по серому небу летят дикие гуси… [...]

А я вдруг успокаиваюсь. Даже посмеиваюсь над собой дальше пролетели!.. Больше двух десятков гусей добыл в этом сезоне, а все туда же дальше пролетели… Да не жадность это, большую часть дичи все равно раздашь знакомым, а так, вроде охотничьей ревности что ли… [...]

Просыпаюсь словно от толчка. Кругом ночь, тишина только ветер пошумливает метелками зарослей. Чиркаю спичку три часа, с удовлетворением отмечаю, что внутренний будильник сработал четко. На небе звезд почти нет, ветер явно усилился, и возле давно погасшего костра неуютно пахнет холодной золой. Оглядываю стоящие поодаль машины никакого движения, только в одной сквозь запотевшее стекло виден огонек, наверное, горит свечка для обогрева. [...]

И вот коридор в зарослях кончается. Мне в лицо дышит ночным ветром открытое пространство лимана. Впереди огромная площадь воды. Тростники убегают в стороны, теряются во тьме. Мне плыть теперь километра полтора по открытой воде, через весь лиман, но я медлю. Слева небольшой тростниковый мыс, и я слышу по голосам, что сразу за ним сидит гусиный табун. Лодка поплавком закачалась, прижимаемая волнами к стене зарослей. Я вставляю весла в уключины. Металл громко звякает, но гуси рядом продолжают галдеть как ни в чем не бывало. [...]

На моем пути начинают попадаться среди чистой воды редкие пучки камыша. Проходя сквозь них, лодка тихо шуршит бортами о мягкие стебли. Здесь мелко, скоро отмели. Неожиданно лодка моя мягко наезжает на какое-то препятствие. Я не успеваю подумать, что это отмель (вроде рано ей быть), как вдруг мощный толчок слева в днище лодки едва не переворачивает ее. Качнувшись, выпускаю из правой руки весло и инстинктивно пытаюсь ею опереться о воду за бортом. Холодная вода метнулась в рукав. Лодка качается на волнах, поднятых подводным чудищем! [...]

Снова близкое га-а-га-га. Где они, где же?.. Вот! Налетают справа-сзади, уже почти над головой. Вскидываю ружье и сразу стреляю дуплетом по передним птицам. В глазах ожидаю чувствую легкую дрожь. Над лиманом карусель утиных и гусиных стай. Обвалом где-то срывается стая лысух. Опять налетают, крича, гуси еще ниже и прямо передо мной. Стрелять удобно, и я бью дуплетом по машущей крыльями стае. Снова промах! Идиот, шепчу я, перезаряжая ружье. Что же ты делаешь, придурок?.. Руки чуть дрожат и хорошо: когда они перестанут дрожать, не буду ездить на гусей. Но что за промахи, боже! Ну все, теперь спокойно, спокойно… Соседи не стреляли пока вся птица от них разлетелась. Но скоро станут налетать и на них. [...]

Где-то недалеко опять га-га-га. Вот он, одиночный гусь, летит серединой лимана. От соседей далековато, а на меня налетит нормально. Пригнувшись, жду. Вдруг гусь начинает падать, опузаряжено, хотя и знаю. Стая вот она. Уже видно, как словно в мультипликации, птицы поворачивают головы влево, вправо. Стреляю по переднему. Гусь опрокидывается на хвост, кувыркаясь, наклонно падает. [...]