Большая охота

Все для охотников и про охотников

  • Яндекс.Метрика

Охотничьи рассказы

Ветки летели кругом, будто сломанные смерчем, а кусты рядом со мной дрожали и пригибались к земле. Каждый момент я ожидал, что тигр набросится на меня, потому что он смотрел на меня, когда я выстрелил, и знал, где я нахожусь. [...]

На следующее утро я опять вернулся и встретил моего приятеля, человека с буйволами; он пас их на равнине. Как мне показалось, он при виде меня очень обрадовался. Причину этого я узнал позднее. [...]

Буйволы, обнаружив кровь, стали бить копытами и обнюхивать землю. Перспектива оказаться между нападающим тигром и встревоженными буйволами была для меня незавидной. Я взял своего приятеля за руку, повернул его назад, и мы пошли на открытое место, за нами двинулись буйволы. Тут я велел своему спутнику идти домой и сказал, что вернусь на место действия завтра и буду иметь дело с тигром один на один. [...]

Кусты высотой в шесть восемь футов имели густую листву на верхних ветвях и немного листьев у стволов; я мог видеть сквозь них футов на десять пятнадцать перед собой. Я продвинулся на тридцать ярдов, твердо надеясь, что если тигр нападет, он бросится на меня спереди (в других направлениях мне невозможно было сделать выстрела). Тут я увидел перед собой что-то красное, на чем отражались проникающие через листву на вершине кустарников солнечные лучи. Это могло быть опавшими листьями, могло быть и тигром. Я мог рассмотреть этот предмет, отодвинувшись на два метра вправо. Для этого, опустив голову так низко, что мой подбородок касался земли, я прополз это расстояние на животе и, приподняв голову, увидел тигра прямо перед собой. Он лежал, смотря на меня, солнце освещало его левое плечо. Получив две пули, он опрокинулся набок, не издав ни звука. [...]

Среди охотников на волков самыми удачливыми в нашей деревне были двое Никандра Шедореев и Николай Логинов. Шкуры охотно закупала одна из японских торговых фирм. Говорят, что из волчьего меха японцы шили теплую одежду для своих военных летчиков, а потому платили хорошо и охота на волка была очень прибыльной. Никандра травил хищников стрихнином. [...]

Началось неожиданно и с малого. Небольшой, судя по всему молодой, но удивительно нахальный, как посчитали люди, медведь летним, еще светлым вечером пришел на совхозную пасеку около райцентра крупного приморского поселка Дальнегорск. И что удивляло: несмотря на истошный лай собак, вперемешку с криками пасечника, да еще стрельбу в воздух, зверь деловито и бесцеремонно обследовал ближайший к лесу ряд ульев и три из них разорил, уплетая мед в сотах тут же. А набузовавшись досыта, ушел неспешной развалочкой, с остановками, оглядываясь на человека и охрипшего от злого бреха пса: чего раскричались? [...]

Ну вот, например… Мальчишки шумно и беззаботно купались на морской отмели в полной видимости от города и вдруг заметили приближающегося к ним вдоль полосы спокойного морского наката медведя. Похватали пацаны свои рубашки-штанишки и задали стрекача. Зверь попрыгал за ними, но не быстро. Недолго прыгал, хотя вроде бы разочарованно глядел вслед убегающим, пока те не скрылись. [...]

Поставили тогда охотники из рабочих хитроумную вздергивающую петлю из стального троса в палец толщиной, прикрепили ее к могучему дереву, подвесили вдоль ствола неотразимую приманку, насторожили. Продумали все возможные варианты действий медведя на подходе, у приманки и в петле осечки не должно было быть. [...]

Все же медвежья сущность с возрастом в нем прорезалась и постепенно крепла. Поцарапал пацаненка… Дерзко цапнул собаку… Поймал и задавил курицу, хотя и не знал еще, что с нею делать… К первой осени это случилось, в восьмимесячном возрасте. И совсем уже собрались хозяева его забить к зиме от греха подальше, но подвернулся механик с парохода и выкупил приговоренного за сотню рублей. [...]