Большая охота

Все для охотников и про охотников

  • Яндекс.Метрика

Борис Михайлович Житков

Раз случилось, что составитель словаря писателей, Венгеров, взор которого проникал псевдонимы, обратился ко мне с письмом, требуя от меня автобиографии. Я послушно написал таковую на почтовом листке, аккуратно заклеил конверт и отдал университетскому служителю, чтобы он бросил письмо в ящик. Но служитель Ефим письмо потерял и, по несколько странной добросовестности, вместо того, чтобы свалить конечный результат на почту, пришел ко мне с повинной. Я принял это за указание свыше и другого письма не писал. [...]

Первые годы революции (1917 1919 гг.) я провел в Москве, и за это время служил консультантом в нескольких учреждениях, между прочим, в Центротекстиле. Там мною совместно с Н. Н. Куклиным (инженер-механик, специалист по обработке шелка) была сделана только одна полезная работа составлен проект шелкового кондициона, который собиралось устраивать Управление Центро-текстиля. [...]

Александровского института, а с 1913 по 1918 гг. Института Московского дворянства. Желая увеличить свой заработок (я терпеть не мог ездить в третьем классе) и не склонный к карьере педагога, я после окончания университета начал работать (никогда не подписывая статей своей фамилией) в газетах и журналах. Между 1896 и 1912 годами я написал множество фельетонов научных и литературных, газетных заметок, журнальных статей и всяких иных построчных произведений (кроме только бульварных романов). [...]

В университете я начал заниматься преимущественно зоологией, сначала по курсу профессора А. П. Богданова, после, со 11 курса, под руководством профессора А. А. Тихомирова, по кафедре которого (зоологии позвоночных) я был оставлен при университете. А. А. Тихомиров, по моему мнению, был одним из наиболее образованных и способных профессоров того времени, но рано (в 1904 г.) покинул университет, перейдя на службу в Министерство народного просвещения. Зная его очень хорошо, я привык уважать его и сохранил дружбу с ним до настоящего времени. [...]

Имение, в котором жили мои родители, принадлежало некогда моей пробабке Е. Н. Ермоловой, по мужу Филатовой, и до 30-х годов прошлого века было пустошью. Усадьба наша (разоренная только в 1917 г. революцией) лежала у самой долины реки Алатыря, в красивой, обильной лесами и лугами местности. Во время моего детства помещичьи усадьбы в нашем и соседних уездах были сравнительно еще многочисленны. [...]

Несмотря на то, что ночь ненастна, что руки у меня зябнут, и я устал, я чувствую, что должен, наконец, исполнить ваше настойчивое желание и написать свой формуляр (не решаюсь сказать автобиографию). [...]