Большая охота

Все для охотников и про охотников

  • Яндекс.Метрика

Скульптор-анималист Марина Островская

Как бы ни был щедро наделен человек талантом одного этого, как правило, мало для того чтобы художник состоялся. Не раз приходилось мне встречаться с очень одаренными от природы людьми, чья творческая судьба сложилась крайне неудачно, и можно было с горечью либо посочувствовать неблагоприятному стечению жизненных обстоятельств, помешавших творчеству, а чаще посожалеть с упреком, что человек мог бы раскрыться полнее и большего достичь, да не сумел направить волю на то, чтобы подчинить обстоятельства, выпестовать доставшиеся способности и умножить их трудолюбием. Человек собранный и волевой, относящийся к художническому дару не только как к личному достоянию, вызывает уважение не только как художник, но и как личность.

У скульптора москвички Марины Островской, как мне кажется, Божье дарование счастливо подкреплено целеустремленной волей, направленной на наиболее полное его выражение. В творчестве она совсем не случайно избрала анималистику не очень распространенное, интересное и благодарное, но сложное направление. Сложное потому, что изображение животных требует общего глубокого знания природы, как среды их обитания, и обязательно! личных наблюдений, без чего нельзя выразить самое существо персонажа, его характерные черты. Любовь к предмету творчества побуждает к дотошному его изучению, полученные же знания делают любовь более глубокой и осмысленной.

Талант скульптора-анималиста Марины Островской это образованный талант. С детства испытывая влечение к лепке, к живой природе, но не имея возможности держать в то время хотя бы одну собаку, она обрела их и не одну, а много! на московском дворе, при первой возможности наведывалась на Птичий рынок. Повзрослев, серьезно занялась кинологией, стала знатоком собак, экспертом и судьей.

Заинтересовалась лошадьми и пришла на ипподром, освоила езду на качалке-американке, получила представление, что такое бега, дерби, треннинг рысаков. Закончила в 1974 году Высшее художественно-промышленное училище (б. Строгановское), через три года была принята в Союз художников СССР. Ее работы выставлялись на московских, республиканских, всесоюзных выставках, многие из них были приобретены Третьяковской, Дарвиновским и Тимирязевским биологическими музеями, а также музеями Англии, Бельгии и Германии, Голландии и США, Финляндии и Японии. За медали с изображением животных на конкурсе в Париже Марина удостоилась диплома лауреата.

Но, наверное, наиболее полное представление о творчестве Марины Островской как всегда, когда приобщаешься к его живому источнику дает посещение мастерской или ее дома. Человека, хоть сколь-нибудь интересующегося миром животных, сразу же пленяет атмосфера теплоты и родственности пристрастий. Муж Марины, Дмитрий Успенский, тоже строга-новец и тоже скульптор-анималист и трудно представить себе наперед, сколько самых разнообразных животных всех континентов Земли можно здесь увидеть! Лемуры и медведи, пантеры и львы, панды и ягуары, лоси, лошади, странные звери Австралии, и собаки, собаки… Всевозможных пород и размеров, охотничьи и декоративные… В фигурах собак необыкновенно точно переданы не только особенности породы и экстерьера, но и самый нрав, настроение, выражение их физиономий. Мне, право же, не приводилось видеть такой безупречно точной передачи в скульптуре характеров собак, как в работах Марины.

Но гостя встречают не только застывшие в бронзе животные на звонок в передней небольшой, но уютной и по-художнически со вкусом обставленной квартиры супругов-скульпторов является русский псовый борзой, великан Драгун (чемпион международной выставки борзых 1991 года в Швейцарии с присущей всем владельцам собак гордостью отмечает Марина), семенит старичок-таксик Питон (в одиночку брал барсука с той же гордостью); в самых настоящих конурах, вделанных в стенные шкафы, сидят бультерьерши Брита и Раечка у Бриты шесть месячных щенков. В клетках заморскими голосами покрикивают попугай-жако, волнистый попугайчик, пара попугайчиков-корелл, красавица ожерелковая попугаиха вполне по-русски напоминает: рюмочку…рюмочку! В углу на ветке подремывают до темноты экзотические уроженцы Цейлона, два тонких лори…

Марина и Дмитрий выписывают, как истинные знатоки и любители природы, журнал Охота и охотничье хозяйство. Не так давно под словом Охота понималось просто страстное увлечение души были конские охотники, любители лошадей, были голубиные охотники, охотники перепелиного боя, пенья птиц… В этом смысле охота Марины Островской ее увлечение собаками, ее любовь к животным, ее погоня за образом в творчестве…

глиной, или музыкантов, подсаживающихся к одному и тому же роялю. Дальше сказывается творческая индивидуальность и особенности склада характера художника, обуславливающие степень его увлеченности своим искусством, настойчивость в овладении техникой и работоспособность и, конечно же, самобытность эстетического восприятия окружающего мира.

Виктор Усков не просто фотограф, а фотограф-художник. Поэтому так и получается, что снимает он, как все, а снимки у него выходят свои, усков-ские. В них есть художественный образ, обобщение, настроение в зависимости от того, какие чувства испытал сам художник и что хотел он сказать тому, кто увидит его фотографии. Но сами по себе эмоции это еще не все; серьезная съемка, как любая работа по большому счету, требует упорного труда и немалого терпения. Многие снимки Виктор делал при мне, на совместной охоте я с ружьем, он с аппаратом, и я знаю, чего стоило ему получить кадр, хотя бы мало-мальски удовлетворяющий его самого. Настойчивые поиски фотосюжета, подобные охотничьей страсти, заставляют Виктора целыми днями таскать полупудовый кофр, в котором удобно размещается аппаратура, но с которым очень несподручно продираться сквозь хлы-стач и густой ельник, и мне, с моей ощутимо потяжелевшей под вечер бескурковкой, становится по-человечески жаль его: весь-то день с этакой бандурой… А каковы у него трофеи? Что представилось возможным снять?

Ружейному охотнику удача дается легче: выстрел навскидку по вымахнувшему вальдшнепу, по мелькнувшему меж елочек беляку, и вот она, желанная добыча! А фотоохотник? Ему-то ведь такого мига мало…

Виктор Усков снимал в Карелии и на Каспии, на Северном Урале и в Приладожье, на Вологодчине и в южнорусских степях… Но фотоохотником-анималистом он, все-таки, себя не считает с таким же успехом он делает пейзажи и жанровые сценки, натюрморты и портреты. Среди живописцев и ваятелей он слывет мастером съемки картин и скульптур, автором многих художественных проспектов, буклетов и альбомов. Застывшую в бронзе или камне фигуру тоже, оказывается, нужно снять умеючи, в наиболее выразительном ракурсе и с наиболее эффектным расположением света и теней.

Ждем ваших отзывов и комментариев, присоединяйтесь к нашей группе ВКонтакте!

На нашем сайте:

1 комментарий. к сообщению: “Скульптор-анималист Марина Островская”

  1. hans:

    Охота прочно вошла в тематику писателей прошлого и настоящего , но также эта тем как нельзя заметна в произведениях скульпторов , как современных , хотя конечно по большому счету эта тема была более популярна в древности , когда у людей было меньше требований к предметам культурного и эстетического самовыражения и вдохновения.

Написать комментарий

    Это не спам (обязательно)