Большая охота

Все для охотников и про охотников

  • Яндекс.Метрика

Борис Михайлович Житков — автобиография часть 1

Несмотря на то, что ночь ненастна, что руки у меня зябнут, и я устал, я чувствую, что должен, наконец, исполнить ваше настойчивое желание и написать свой формуляр (не решаюсь сказать автобиографию).

По современным воззрениям происхождение мое довольно сомнительно. Я принадлежу к старому дворянскому роду и родился в усадьбе сельца Михайловки (Поляны тож) Ардатовского уезда Симбирской губ. 20 сентября 1872 г. от довольно состоятельных, но честных родителей. Мы ленивы и нелюбопытны, и я знаю свой род не дальше прадеда, екатерининская грамота которого пережила революцию в моем столе. Мой прадед Никита Иванович Житков был крупным землевладельцем Черниговской и Киевской губерний. По семейным преданиям, он не поладил не с Петром, а с Павлом за связи с мятежными поляками, и земли его были конфискованы. Возможно, однако, что легенда прикрасила действительность и мой прадед наблудил менее возвышенно. Как бы то ни было, дед мой, Иван Никитович, не имел земельных владений, имение перешло к моему отцу от бабушки. Дед служил а артиллерии, участвовал во всех войнах России против Наполеона, был ранен в Бородинском бою, сражался под Дрезденом и Лейпцигом, входил в Париж и умер в чине генерал-майора а 1840 г. Как офицер он образовался еще в екатерининское время и отличался независимым характером. Хотя в конце жизни он был начальником артиллерийских гарнизонов, сначала в Казани, потом в Москве, он не приобрел ни земель, ни домов, ни капиталов. С тех пор некоторая степень равнодушия к выгодам денежным и служебным сделалась наследственной в нашей семье. Отец мой, Михаил Иванович, военный инженер по образованию, служил в конно-пионерском дивизионе (конные саперы николаевского времени) и участвовал в защите Севастополя, где получил два ордена за храбрость. Поселившись в деревне перед освобождением крестьян, он служил мировым посредником, после председателем мировых судей, и умер в 1891 г. 60 лет от роду. Он имел превосходное общее образование и владел в совершенстве не только новыми языками, но знал и латинский, которому выучился самоучкой. Мать моя по своему отцу принадлежала к роду дворян Тюбукиных, происхождения татарского. Она дожила до 1921 г. и умерла 83 лет, сохранив до конца жизни бодрость тела и ясность ума. Татарский тип заметен у двух моих родных теток и младшей сестры в детстве. Обе бабушки мои были из древнего дворянского рода Филатовых и также скончались в возрасте 8284 лет. Но мой дед по матери, большой вивер, умер еще молодым от туберкулеза. Среди моих близких и дальних родственников можно насчитать несколько человек, занимавшихся научной деятельностью. Таковы профессор Нил Федорович Филатов, профессор Владимир Петрович Филатов, профессор Дмитрий Петрович Филатов, академик Алексей Николаевич Крылов, академики Александр Михайлович и Борис Михайлович Ляпуновы, профессор Сорбонны Виктор Анри, профессор Михаил Николаевич Гарнет и сестра его, Надежда Николаевна Гарнет, также профессор, да еще чистой математики. Но это частью покойники, частью люди моего возраста или старше меня. Многие же молодые представители обширного рода, потомки другого прадеда моего, Михаила Федоровича Филатова, подававшие надежды, погибли в последних войнах или грозе революции.

Детство мое протекало счастливо в деревенской усадьбе, в обществе двух братьев (старше меня) и двух сестер (моложе). Мой старший единокровный брат был выдающимся математиком, но а силу различных обстоятельств пошел по дороге административной службы и только под старость вернулся к научной работе. Следующий родной брат получил военное образование. Я не помню, когда я выучился читать (самоучкой), и читал очень много, так как в нашем деревенском доме была довольно большая библиотека книг русских, французских и немецких. От отца я унаследовал любовь к литературе и способность очень легко запоминать стихи. В детстве я был зато туп к математике; позже, в школе, она давалась мне вполне легко.

Ждем ваших отзывов и комментариев, присоединяйтесь к нашей группе ВКонтакте!

На нашем сайте:

3 коммент. к сообщению: “Борис Михайлович Житков — автобиография часть 1”

  1. В 2008 году исполнилось сто лет, как состоялась экспедиция на полуостров Ямал под эгидой Императорского Русского Географического Общества, которую возглавлял Борис Михайлович Житков – профессор Московского университета. К тому времени история исследования Ямала насчитывала не одну страницу, а о его географии были осведомлены поморы, проторившие ещё в XVI столетии северный путь в земли, где в 1601 году был построен город Мангазея. В тридцатых годах XVIII века трудами геодезиста Василия Селифонтова, других участников Великой Северной экспедиции была составлена первая карта Ямала. Ещё сто лет спустя штурман И. Иванов (он же составил и первую опись острова Вайгач) объехал берега полуострова и уточнил его карту. И, тем не менее, даже в начале XX века значительная часть береговой линии Ямала обозначалась пунктиром, а его внутренние части изобиловали «белыми пятнами», многие из которых удалось стереть благодаря предпринятой в 1908 году экспедиции.

  2. Nazol:

    Бориса Михайловича Житкова без сомнения можно отнести к выдающиемся исследователям русского севера. Хотя первые русские поселенцы появились там в конце XVI начале XVII в.в. Вклад Житкова Б.М. в освоение севера переоценить тяжело. За всего лишь одно лето его экспедицией была произведена топографическая съемка полустрова Ямал, сделаны важные метеорологичемкие наблюдения, была оказана помощь местным народностям, передано в дар 60 винтовок бердана с патронами.
    Борис Михайлович прожил долгую и интересную жизнь. Главным для него делом было изучение и освоение Севера. Ещё в 1893 году, будучи студентом, он побывал на Белом море; потом вместе со своим другом С.А. Бутурлиным путешествовал по архипелагу Новая Земля и острову Колгуеву, позже были экспедиции на полуострова Канин и Ямал, многолетняя работа в Комитете Севера при Президиуме ВЦИК…»

  3. Iura:

    В 2008 году исполнилось сто лет, как состоялась экспедиция на полуостров Ямал под эгидой Императорского Русского Географического Общества, которую возглавлял Борис Михайлович Житков – профессор Московского университета. К тому времени история исследования Ямала насчитывала не одну страницу, а о его географии были осведомлены поморы, проторившие ещё в XVI столетии северный путь в земли, где в 1601 году был построен город Мангазея. В тридцатых годах XVIII века трудами геодезиста Василия Селифонтова, других участников Великой Северной экспедиции была составлена первая карта Ямала. Ещё сто лет спустя штурман И. Иванов (он же составил и первую опись острова Вайгач) объехал берега полуострова и уточнил его карту. И, тем не менее, даже в начале XX века значительная часть береговой линии Ямала обозначалась пунктиром, а его внутренние части изобиловали «белыми пятнами», многие из которых удалось стереть благодаря предпринятой в 1908 году экспедиции.

Написать комментарий

    Это не спам (обязательно)