Большая охота

Все для охотников и про охотников

  • Яндекс.Метрика

Борис Михайлович Житков — автобиография часть 2

Имение, в котором жили мои родители, принадлежало некогда моей пробабке Е. Н. Ермоловой, по мужу Филатовой, и до 30-х годов прошлого века было пустошью. Усадьба наша (разоренная только в 1917 г. революцией) лежала у самой долины реки Алатыря, в красивой, обильной лесами и лугами местности. Во время моего детства помещичьи усадьбы в нашем и соседних уездах были сравнительно еще многочисленны. Я желал бы когда-нибудь найти время (или, вернее, прилежание) и описать современную моему детству жизнь в этих усадьбах, фруктовых садах и парках жизнь теперь забытую и презираемую, но некогда родившую не только одних злодеев, но и Пушкиных, Тургеневых, Аксаковых, Сеченовых, Ковалевских и Бутлеровых. Из наших соседей помещиков было немало людей вполне культурных. Но представители молодого поколения, мои сверстники, превращались в офицеров, юристов, инженеров или ученых, навсегда уходили из деревень. Оставались юноши поплоше, а то и вовсе недоросли и неудачники, и из них набирались земские начальники, уездные предводители, состав уездных земских управ и прочие деятели глухой провинции. Так подготовлялся окончательный разрыв поместного дворянства с народом. Но я не могу поручиться, что уездные власти и уездные суды того времени были много хуже теперешних. Дело не во внешних условиях, а в людях. Природа сделала важную ошибку, не выбрав в качестве основы для эволюционного развития человека собак, а обратившись для этой цели к обезьянам. Теперь эту ошибку уже не исправить.

Леса и лесные уремы вблизи нашего именья были еще в 80-х и 90-х годах богаты зверьем и дичью. С детства (с восьми лет) я пристрастился к охоте и, хотя и остывши несколько с годами, все же остался верен этой страсти до конца жизни. Я помню еще остатки славных псовых охот Сибирской губернии нашего соседа, знаменитого в мире псовых охотников П. М. Мачеварианова, Н. П. Ермолова и других помещиков. Помню старых доезжачих и егерей из бывших крепостных.

Мне не было еще 10 лет, когда я поступил (в 1882 г.) в 1-й класс Алатырской прогимназии. Уездный город Алатырь, расположенный на высоком берегу Суры около устья Алатыря и тонувший в садах, находился в 50 верстах от нашего именья. Зеленые поймы тянутся там далеко за рекой до синеющих на горизонте лесов засурья. Товарищами моими по прогимназии были преимущественно дети городских мещан и мелких торговцев окрестных сел. Все детство я играл, как равный, с крестьянскими детьми. Общество это положило на мой склад мышления и мой характер известный отпечаток. Иногда мне кажется, что я в большей мере демократ, то есть более понятен народу, чем Керенский. По окончании прогимназии в 1886 г. я перешел в 5-й класс Нижегородского дворянского института, откуда поступил (в 1890 г.) на естественное отделение физико-математического факультета Московского университета. Я уже не имел случая, подобно своей матери, ездить из имения в Москву на долгих (на своих лошадях с кучером, лакеем и горничной): во время моего детства уже существовали Московско-Нижегородская и Московско-Пензенская железные дороги; а студентом IV курса я приехал из Москвы в Сырятино усадьбу моей бабушки по матери по только что построенной Московско-Казанской. Но в школьные годы я ездил на перекладных в Нижний, Симбирск и Пензу, через цепь почтовых станций, где за стеной храпит смотритель, сонно маятник стучит.

Ждем ваших отзывов и комментариев, присоединяйтесь к нашей группе ВКонтакте!

На нашем сайте:

3 коммент. к сообщению: “Борис Михайлович Житков — автобиография часть 2”

  1. znakov:

    Так подготовлялся окончательный разрыв поместного дворянства с народом. Но я не могу поручиться, что уездные власти и уездные суды того времени были много хуже теперешних.

  2. baga7:

    Пред­ставители молодого поколения, мои сверстники, превращались в офицеров, юристов, инженеров или ученых, на­всегда уходили из деревень. Остава­лись юноши поплоше, а то и вовсе недоросли и неудачники, и из них на­бирались земские начальники, уезд­ные предводители, состав уездных земских управ и прочие деятели глу­хой провинции.

  3. breus69:

    Остава­лись юноши поплоше, а то и вовсе недоросли и неудачники, и из них на­бирались земские начальники, уезд­ные предводители, состав уездных земских управ и прочие деятели глу­хой провинции.Так подготовлялся окончательный разрыв поместного дворянства с народом. Но я не могу поручиться, что уездные власти и уездные суды того времени были много хуже теперешнихПред­ставители молодого поколения, мои сверстники, превращались в офицеров, юристов, инженеров или ученых, на­всегда уходили из деревень

Написать комментарий

    Это не спам (обязательно)