Большая охота

Все для охотников и про охотников

  • Яндекс.Метрика

Страшная цена

Среди охотников на волков самыми удачливыми в нашей деревне были двое Никандра Шедореев и Николай Логинов. Шкуры охотно закупала одна из японских торговых фирм. Говорят, что из волчьего меха японцы шили теплую одежду для своих военных летчиков, а потому платили хорошо и охота на волка была очень прибыльной. Никандра травил хищников стрихнином.

Яд продавался недорого, достать его в той же торговой фирме труда большого не составляло. Способом отравленной приманки охотились многие, но почему-то удача чаще сопутствовала именно Федорееву. В чем был секрет сказать не могу. Логинов ловил волков капканами, расставляя их по десятку и более. Секрет его постоянной удачи крылся в особом качестве поеди (так у нас называли приваду), вокруг которой и расставлял охотник свои орудия лова. Он так уверовал в удачу, что мало заботился о маскировке капкана: лишь бы не пахло железом, да человеческих следов рядом не было. Поедь готовил следующим образом. Обжаривал на соевом масле (оно очень пахучее) тетерку, а потом дня три держал ее в теплом месте, пока она не закисала вот и готова привада. По словам охотника, запах такой поеди был настолько силен (и так вкусен), что хищник от него буквально сатанел. Он терял бдительность и, делая круги вокруг привады, попадал в одну из ловушек. Однажды, когда мне было семь лет, Николай, отправляясь осматривать капканы в Егоровом острову (версты три от деревни), позвал с собой и меня. Пробираясь кустами к небольшой полянке, мы услышали визг и звуки, похожие на злой, отрывистый лай. Выйдя из-за кустов, увидели крупного волка, показавшегося мне не серым, как в сказках, а почти белым. Волк не убегал, он крутился на одном месте. Было ясно, что зверь сидит в капкане. Мы остановились. Какую же, паря, глупость я наделал… Пошел осматривать капканы, а с собой ни ружья, ни топора не прихватил. Даже веревки, и той не взял, как-то безучастно проговорил охотник, не спуская глаз с волка. Но ничего, мы и без ружья обойдемся… И Николай пошел к кустам. Там он выломал увесистый кол и осторожно стал подходить к зверю. Волк, оскалив зубы, злобно зарычал. Логинов вскинул кол и с силой опустил на волка, норовя угодить в голову. Хищник успел увернуться. Николай нанес новый удар по голове, но зверь ловко схватил палку зубами. И сколько Николай не бил по животному, зверь или увертывался, или хватал палку зубами. Я смотрел на это побоище (оно продолжалось минут пять), и мне от души было жаль волка. …Еще один, последний удар по голове и палка снова в зубах хищника. Отпускать ее он ие хочет, старается удержать. Ничего, паря, не выйдет… Много хуже можно наделать он вырвется и убежит. Ты оставайся здесь, а я мигом сбегаю за ружьем, сказал Николай и исчез за кустами. Я остался наедине с волком. Мне было страшновато. Волк подозрительно поглядывал на меня, но было видно, что страха передо мной он не испытывает. Вскоре зверь прилег, все еще тяжело отдыхиваясь. Я продолжал стоять на одном месте. Полежав минуты две, волк не спеша поднялся и всем своим мощным туловищем с неповоротливой шеей повернулся ко мне. Немигающим взглядом зеленых глаз уставился на меня, то ли просил о помощи, то ли советовался со мной на своем, неслышимом мною волчьем языке. От его пристального взгляда мне сделалось как-то не по себе, по спине забегали мурашки. Вдруг волк подпрыгнул и, возможно, в последний раз попытался вырваться из капкана. Ничего не получилось, лапу по-прежнему удерживали мощные железные тиски. Поняв безвыходность своего положения, волк с ожесточением стал грызть ногу чуть выше того места, где ее защемили стальные зубы ловушки. Крови почти не было, зато я отчетливо видел, как узкими полосками с ноги срывается кожа. Я понял, что волк хочет перегрызть лапу. Что же будет со мной, когда он закончит свое страшное занятие? Я бросился к ближайшей осине и не менее чем через минуту оказался на трехметровой высоте. Откуда нашлось столько сил, столько ловкости? Смотрю с дерева на волка, он все еще возится со своей лапой. И вот нога перегрызена, он свободен за такую страшную цену! На секунду задерживает взгляд на обрубке лапы, оставленном в капкане, не более двух секунд смотрит в мою сторону и медленно ковыляет прочь с полянки. Сперва тихо, потом все быстрее и быстрее… Ему хочется жить! Наблюдаю за ним: он уже не бежит, а летит, как птица, через широкий луг к спасительным сопкам. Он прямо-таки парит над землей, и это на трех-то ногах! Я рад, я рад за него, мне так и хочется ударить в ладоши. Пусть он, калека, урод, но… он жив! Вскоре вернулся Николай с ружьем. Вместо волка он извлек из капкана всего лишь одну его лапу, причем изрядно измочаленную. Тебе вместо того, чтобы от страха лезть на дерево, надо бы дразнить его палкой, не давать ему грызть ногу… сердито выговаривал он мне.

Ждем ваших отзывов и комментариев, присоединяйтесь к нашей группе ВКонтакте!

На нашем сайте:
Рубрика: Очерки

2 коммент. к сообщению: “Страшная цена”

  1. omyk:

    Я слышала, что за каждого уничтоженного волка, помимо стоимости его шкуры, выплачивается крупное денежное вознаграждение, охотники-капканщики с большим рвением взялись за истребление волков, кроме того, стоимость шкуры лисицы и волка одинакова. Волк значительно осторожнее лисицы, значит установка капканов и обработка их для отлова волков должны производиться более тщательно.

  2. vika:

    Мне кажется, обвинять героя в трусости в данной ситуации — по крайней мере несправедливо и неправильно. Практически любой на его месте сделал бы то же самое. Представляю: зверь (в смысле волк) смотрит на тебя — а в глазах читается ненависть и желание разорвать на мелкие кусочки… Бр-р.. я бы точно испугалась!!!

Написать комментарий

    Это не спам (обязательно)