Большая охота

Все для охотников и про охотников

  • Яндекс.Метрика

Представьте, вы вышли на охоту….

Представьте, вы вышли на охоту со своей любимой гончей. Через несколько минут она подняла зайца и погнала его; все отлично, вот гон уже где-то недалеко… И вдруг собака чуть взвизгнула н все не слышно и не видно. Проходит час, два, вы волнуетесь, идете на поиски. Хорошо, если найдет ее сразу, а если нет? А можете и совсем не найти, лишь кто-то потом скажет, что видел собаку, которая удавилась в петле.

Это очень страшная вещь петли. В основном занимаются такой потехой возле поселков, населенных пунктов. Я сам лично видел, как выглядит такая охота. Мы с другом нашли около двадцати петель, ими были перекрыты все тропы. Петля представляет собой тросик, привязанный к дереву и пропущенный через кусочек алюминиевой проволоки, чтобы висел прямо над тропой. И если пустить в полоз в таких местах эстонку, она почти, смертница. Не вырвется, не порвет петлю и большая собака, например русская пегая. У меня есть товарищ, который доставал собак из петли не раз. Попадая в нее, они почему то не визжат и не лают, стараются справиться сами. Как правило, это кончается трагически. Петли худший вид браконьерства. Капканы могут снять на лето, или когда считают промысел* ненужным, а вот петли никто отвязывать не станет, так и будут висеть круглый год: кто-нибудь да влетит. Как бороться с этим, честно говоря, не знаю, знаю лишь, что много есть охотников, которые скажут: Была у меня хорошая собака, гоняла гоняла, скололась и все, не видел ее больше никто, не слышал. Охотничий сезон закончен: у кого-то радостные воспоминания, а кто-то плакал по другу, окоченевшему в петле. Думаю, многие гончатники знакомы с этим. Будьте осторожны и непримеримы к таким вещам! Вот и пришло время охоты с чучелами на косачей. Это ни с чем не сравнимое удовольствие. Но успех к охотнику придет не сразу. Сначала надо научиться делать чучела, выбирать место для шалашки и добираться к ней затемно. Чучела я обычно вырезаю и склеиваю из пенопласта. Обшиваю черной материей. Глаза и брови не рисую, только хвост прикрепляю настоящий. Единственное условие правильная поза чучела на шесте, кроме того, оно должно быть больше натурального косача. Всякие тонкости в процессе охоты. Научили меня всему этому старые каргопольские охотники. То, что чучела у меня сделаны правильно, подтверждает и ястреб, который неоднократно хватал и уносил их. Когда понимал, что это обман, бросал, однако успевал основательно расклевать голову. Обычно выставляю на шесте три чучела, но садятся и к одному, если только обосновался на кормном месте. Там, где косачи кормятся, у березок на верхушке тонкие веточки обломаны. В шалаше обычно сижу у небольшого огонька и пью чай. Жечь лучшие сухие ольховые веточки без корней дым почти незаметен. Сидеть надо тихо, больше увидишь, а если повезет, так и воротник подкатит. Бывали такие случаи, что лисица на выстрел подходила. Я много лет ходил на охоту в одну и ту же шалашку на берегу Онеги. Самая успешная охота 42 косача за сезон. Да еще, бывало, по дороге что-нибудь добудешь. Кажется, все рассказал. Да, чучела из пенопласта очень удобны: легкие и не намокают. Теперь все. Успехов вам! Только уговор тетерок не стрелять!

Ждем ваших отзывов и комментариев, присоединяйтесь к нашей группе ВКонтакте!

На нашем сайте:

3 коммент. к сообщению: “Представьте, вы вышли на охоту….”

  1. Ulia:

    Представьте, поехали мы прошлой осенью со своим другом на природу, на уток охотиться. Приехали на место. Hу, пару пузырей отохотили, посидели, даже время с ружьем побродить осталось. Встали, пошли
    на наше озеро, довольно большое, идем тихо, крадемся по кустам и тростникам — а вдруг, маскировка полнейшая. Подкрались, а у противоположного берега стая жирнющих уток — бройлеры прямо, штук 12. Hу, залегли, достали пластиковое чучело, тихо, чтобы не спугнуть, пустили его в озеро. Лежим в тростнике, как придурки крякаем в манки. Уткам пофиг, не подплывают. Тут друг вспомнил анекдотец про «медленно спуститься с горы и переc;% все стадо»… Выползаем из тростника, поползли бережком чуть не по-пластунски в сторону уток. Крадемся и сталкиваемся нос к носу с другим мужиком-охотником, ползущим в сторону нашей приманки из пластика с ружьем наготове.

  2. Так вот, случай этот произошел в 80-х годах. В то время охотничья судьба занесла меня в компанию комитетчиков, которые в сезон каждые выходные планомерно ездили на копытную охоту в сопредельные с Московской области. Собирались, по традиции, у кафе «Лель» на проспекте Мира в 19-00 в пятницу. У комитетчиков всегда в распоряжении был ГАЗ-66 с отапливаемым кунгом, лицензии на лося и кабана. Старшим команды, но не по званию, был некий Вася, сильно смахивающий ниспадающими верхними веками и тяжелым мутным взглядом на вурдалака. Его всегда провожали на охоту последовательно сначала жена, а потом любовница. Было забавно смотреть, как эти женщины по очереди повязывали шерстяные шарфики на Васину шею и совали ему теплые варежки.

    Основной задачей старшего была отобрать у нас все спиртное, чтобы потом равномерно распределять его на все дни охоты. Наша задача была, наоборот, утаить от Васи как можно больше алкоголя, чтобы потом бесконтрольно им пользоваться. Умудренные опытом офицеры, старшины и прапорщики, в том числе воевавшие в Афганистане, прятали от Васи спиртное совершенно изощренными способами. В ход шли и медицинские грелки с самогоном, и супертонкие, изготовленные по форме тела на заказ фляжки со спиртом, и даже, коньяк, разлитый в стволы двуствольного ружья, заткнутых с двух сторон специальными пробками. Кстати, знаете, сколько входит в двустволку 12-го калибра водки? При длине стволов 750 мм и не очень строгих патронниках — 410 мл.

    Так вот, отобрав все (ой ли!) горючее у охотников, Вася неизменно цитировал Ю. А. Гагарина: «Поехали!» и нажимал специальную кнопку, чтобы водитель-солдатик начинал движение. Причем гагаринская цитата не имела отношения к водителю, а была сигналом к началу контролируемого Васей процессу поглощения спиртного копытной командой.

    Сами понимаете, что команда в тот раз состояла из круглого числа 10, составляющих ее охотников-копытников. Да, среди охотников встречаются и специальные охотники-копытники. Больше того, среди копытников подчас встречаются еще и низкопробные «мясники». Этих «мясников» отличает патологическая жадность до мяса, паническая боязнь зверя и изощренная хитрость в сокрытии своих тайных пороков. Как потом выяснилось, был среди нас один такой мясник-подполковник, но об этом потом…

    Поскольку ГАЗ-66 под управлением срочного солдата передвигался по дорогам общего назначения очень и очень не срочно, то у дружного охотколлектива было предостаточно времени для распития различных напитков в количестве, необходимом для осознания своего несомненного превосходства над остальными обывателями и другими, по большей части, гражданскими ротозеями.

    Когда мы прибыли на базу всего-то в 150 км от города-героя Москвы, боевой дух команды достиг небывалых высот. Все были готовы рвать и метать. Только глубокая темень и условия недостаточной видимости останавливали нас от немедленного преследования скопищ кабанов и сонмов лосей. Нерастраченная энергия обратилась непосредственно на остатки дозволенного спиртного. Причем Василий усердствовал больше всех, чтобы личным примером контролировать процесс. В конце концов, его сильный организм не выдержал и он, засунув завтрашнюю и послезавтрашнюю водку под матрац своей кровати, ничком повалился на нее. Все «живые» охотники тут же окружили мертвецки спящего Васю, досчитали до трех, приподняли старшего команды вместе с матрацем, извлекли фьючерсную выпивку и немедленно продолжили подготовку к грядущей охоте…

    Весь следующий день прошел в бесплодных загонах под знаком тяжелого похмелья. Зверь упорно не хотел выходить на номера, отворачивая в самый последний момент, за 100-150 метров от стрелковой линии. Настроение у охотников падало, началась ругань и препирательства. Темнело… Уставшие, недовольные мы вернулись на базу. Разбор полетов начался за общим столом. Было высказано много мнений и колких взаимных замечаний. В обсуждении приняли участие все члены команды, даже гражданские. Один Вася молча молчал, но на его невысоком челе явно было написано, что он думает глубокую оперативную думу. Его чекистский проницательный взгляд последовательно вперивался то в одного охотника-копытника, то в другого… Дольше всех старший команды всматривался в некоего гладкого подполковника, ничем, впрочем, до сих пор себя не проявившего. Напряжение нарастало, воздух явственно потрескивал вокруг Васиной головы. «Все, гаси свет, завтра разберемся…» — наконец тяжело промолвил старший команды и по противозенитной траектории двинулся к своей койке.

    На следующее утро, «утро стрелецкой казни», сбор команды начался довольно необычно. Старший, чисто выбритый и благоухающий «Шипром», ласково будил охотников, спрашивал как спалось, как самочувствие и всем без исключения задавал один и тот же вопрос: «Ну как, стул сформировался?» Потом он внимательно отследил посещения членов команды деревянно-дощатого сортира. На его лице читались азарт доследования и упорное желание докопаться до истины. Вася не выпускал никого из поля зрения. Некоторым, наиболее вчера отличившимся, он даже предлагал глоток-другой из личной алюминиевой фляжки, обшитой мореным дубом. Наконец, погрузившись в Шишигу (Газ-66), мы двинулись в угодья.

    Тем, кто частенько бывал на облавных охотах, не надо объяснять, какие внутренние интриги плетутся при расстановке номеров и при делении команды на стрелков и загонщиков. Хорошо, если это слепой жребий… Но в данном случае всем процессом командовал единолично Вася, руководитель некоего секретного отдела и адъютант начальника N-ского управления. Кстати, имевший право на постоянное ношение табельного оружия системы Стечкина.

    Во втором загоне все и приключилось… Вася услал загонщиков с егерям, расставил стрелковую линию, сам встал на соседний справа от меня номер, помахал мне рукой, приложился к фляжке и, выждав 5 минут, стал, скрываясь за кустами, передвигаться в мою сторону. Поскольку загон еще не начался, я с интересом стал наблюдать за Васиными маневрами. Он, поравнявшись со мной, жестами и многозначительными гримасами призвал меня следовать за собой. Я уже было раскрыл рот, чтобы выяснить, что происходит, но Старший откуда ни возьмись выхватил пистолет и приложил ствол себе к губам. Я понял это как приказ молчать как могила.

    Дальше все проходило в обстановке повышенной секретности. Мы с Васей гуськом, сначала согнувшись в три погибели, потом и вовсе ползком, добрались до соседнего слева от меня номера, на котором был «поставлен охранять границу» как раз тот самый гладко-подозрительный подполковник. Изгиб лесной дороги и мягкий рыхлый снег позволили нам скрасть Гладкого почти вплотную, тем более что тот, к вящему моему изумлению, деловито собирался справить большую нужду прямо на отведенном ему номере… Тут до меня, наконец-то, все и дошло: и многочисленные бесплодные загоны, и блестящее расследование старшего нашей команды, которое стремительно приближалось к развязке, т. к. злополучный подполковник уже уселся под кустик, разминая в руках кусок газеты «Правда». Вася на цыпочках прокрался к засранцу и, громко хрюкнув, пнул его в оголенную задницу правой ногой, обутой в валенок с высокой калошей.

    Дальше все было очень трагикомично: Гладкий упал на четвереньки и, не оборачиваясь, пропахал с голой попой по снегу около 11 метров (мне за свою жизнь много раз приходилось бить пенальти, поэтому глазомер у меня заточен как раз под 11 метров). Затем подполковник-мясник, упав ничком, попытался медленно поднять и повернуть голову назад, в нашу сторону. Вася немедленно дал очередь из Стечкина в воздух. Засранец опять зарылся мордой в снег…

    Пока на выстрелы собиралась вся команда, Вася неспешно закурил и стал мне рассказывать/ каким образом он раскрыл данное преступление. » Первым делом я заметил, что подполковник жмется на расстановке номеров и не хочет вставать на хорошие. Потом обратил внимание на то, что там, где он стоял, очень сильно истоптан снег, как будто он бродил на номере. Ну и самое главное, утром засранец всегда клал в карман газету «Правда», а ведь он член партии… Вот я и решил взять эту сволочь с поличным.»

    На мгновение деревенский профиль Василия трансформировался в благородный абрис Шерлока Холмса. Я уже хотел что-то брякнуть по-английски, типа: «Ну, ты, бл@, и Штирлиц» — но наваждение рассеялось вместе с появлением первых членов нашей команды. Пока они подходили к нам, я успел спросить, почему Старший выбрал именно меня в свидетели. На что он мрачно ответил: «Наши бы его вообще пристрелили.»

  3. vika:

    Произведение не моё, но очень мне нравится:
    Когда в понедельник
    Идёшь на работу,
    Такая охота
    Слинять на охоту!
    Толкаясь в маршрутке
    И в пробках зевая,
    Я мысленно в поле,
    Я дичь добываю!
    Весь день на работе,
    Работу работая,
    Душа моя стонет,
    - Пора на охоту!
    И стиснувши зубы
    В рабочие будни
    Я мысль об охоте
    Лелею подспудно!
    А в пятницу вовсе
    Мысль в голове:
    Если б давали бы
    Мне за охоту,
    Такие же денежки
    Как за работу,
    То я на охоте
    Работал бы лучше
    И в офис являлся бы
    Лишь в день получки.
    И если работа
    Мешает охоте,
    То ну её на фиг,
    Такую рабо

Написать комментарий

    Это не спам (обязательно)