Большая охота

Все для охотников и про охотников

  • Яндекс.Метрика

Охотничьи хозяйства это как бы живые клетки, элементарные элементы того большого и сложного организма, который называют охотничьим хозяйством страны.

Когда клетка здорова и жизнеспособна, то и весь организм здоров и благополучен. Если охотничьи хозяйства организованы разумно, если они прочно стоят на ногах, то и все охотничье дело крепнет и процветает.

К сожалению, многие хозяйства живы только в нашем воображении в виде некоего пространства на карте, очерченного условными границами. В них не найти охотничьих баз и домов охотника, нет охотничьих собак, подсадных уток, флажков для охоты на волков и лисиц, не соблюдаются охотничьи ритуалы, нет егерей, способных мало-мальски профессионально организовать и провести охоту словом, в них отсутствует все то, что должно присутствовать, что именуют культурой охоты и что только и дает право хозяйству называться хозяйством.

clip_image002Многое, а иногда и почти все из того, что необходимо охотнику, он мог бы получать в охотничьих хозяйствах. Остальное же лишь надстройка, иногда, правда, необходимая, бывает излишняя, а зачастую даже нарушающая работу хозяйства.

Вот почему мы давно планировали побеседовать с руководителем одной из таких реально существующих клеток и свой выбор остановили на директоре Талдомского хозяйства Московской области Владимире Егоровиче Агашкове, семь лет работающего в этой должности и накопившего немалый опыт ворганизации хозяйства и охоты.

Владимир Егорович родился в 1925 г. в старинном сибирском селе Урываево. И здесь как следует из его рассказа среди сибиряков, отличных стрелков, заядлых охотников и рыбаков, среди гордых, добрых сердцем, душой и нравами крестьян прошли его ранние годы.

А дальше почти как у всех молодых поселян его поколения: учеба в школе, с малых лет работа в колхозе, затем война.

В 1942 г. призыв а армию, с 1944 г. фронты Великой Отечественной: Волховский, Калининский, Ленинградский, 2-й Прибалтийский. Участвовал в прорыве ленинградской блокады, освобождал города Новгород, Чудов, Старую Руссу, Дно, Поршков, Пушкинские Горы. В 1944 г. тяжелейшее ранение. Госпиталь. Возвращение на Родину.

И снова колхозный труд, потом учеба в сельхозтехникуме, затем в Тимирязевке. С 1958 г. по 1980 г. работа в сельском хозяйстве Дмитровского и Талдомского районов Подмосковья.

Последние семь лет, как мы уже упоминали, директор Талдомского хозяйства, охотничьи угодья которого располагаются и в пойме реки Дубны.

Дубна с ее некогда раздольным и буйным половодьем, со множеством пролетной водоплавающей дичи осталась в моей памяти со студенческих лет. Забылись не редкие в то время происшествия и приключения, встречи со многими людьми, но, видимо, на всю жизнь запомнились названия здешних деревень Нушпалы, Окаемово, Самотовино, проселок от Константинова до Дубны восемнадцать километров на своих двоих, и одно воистину волшебное раннее утро, когда мы пробирались в лодке по реке сквозь тальниковые заросли к охотничьим шалашам, а вокруг и рядом, и прямо над нашими головами гремели и рокотали соловьиные дроби и раскаты, все эти неповторимые пулькания, клыкания, лешевы дудки, кукушкины перелеты.

Возможно, что именно с этого утра ощущение божественного великолепия мира не оставляет меня вот уже более сорока лет.

Изредка посещая талдомские урочища и сейчас, я не однажды был тронут тем, с каким уважением говорит Владимир Егорович о своих сослуживцах, особенно о егерях, как радуется их умению достойно организовать дело.

Есть одно иезуитское изречение: бойся первых движений души они могут быть хорошими. Владимир Егорович этого не боится. Все движения его души проникнуты стремлением к справедливости. Главная его забота защитить и спасти то, что еще осталось от былого величия Берендеева царства, от дикой и свободной природы не спрямленной, некогда живой Дубны.

Ждем ваших отзывов и комментариев, присоединяйтесь к нашей группе ВКонтакте!

На нашем сайте:

2 коммент. к сообщению: “Первые движения души, часть 1”

  1. omyk:

    Некоторые охотничьи хозяйства и угодья занимаются дичеразведением: дичь растят на специальных фермах, а после выпускают на свободные угодья, где она акклиматизируется, и становиться по-настоящему дикой и пугливой. Нормальному охотнику подобное развлечение не принесет никакой радости и удовлетворения, да и стоит оно дорого, но вот тому, кто не может отказаться от всех достоинств цивилизации, она доставит удовольствие.

  2. me14vde:

    Многие хозяйства живы только в нашем воображении в виде некоего пространства на карте, очерченного условными границами. В них нет ни охотничьих баз, ни домов охотника, нет охотничьих собак, подсадных уток, флажков для охоты на волков и лисиц, не соблюдаются охотничьи ритуалы, нет егерей, даже способ­ных мало-мальски профессионально организовать и провести охоту — словом,то самое, что должно присутствовать, что именуют культурой охоты и что только и дает право «хозяйству» называться хозяйством.это печально

Написать комментарий

    Это не спам (обязательно)