Большая охота

Все для охотников и про охотников

  • Яндекс.Метрика

Владимир Робертович Диц

Говоря об истоках отечественного охотоведения, невозможно не вспомнить имя Владимира Робертовича Дица, с 1874 по 1917 г. ведавшего охотничьим хозяйством Императорской Охоты, замечательного знатока своего дела, профессора и нашего общего учителя, как величали его современники.

Родился Владимир Робертович 17 июля 1850 г. Владимир был четвертым ребенком. Вскоре после рождения пятого умерла его мать. Оставшись с пятью детьми на руках и не имея много времени для их воспитания, отец, Роберт Эрнстович, отдает трех своих сыновей в военные училища. Этому немало способствовала и семейная традиция Диц-старший и сам был военным в корпус лесничих он перешел лишь в 1844 г.

Владимир Робертович, окончив курс наук по второму разряду в Санкт-Петербургском пехотном юнкерском училище в 1870 г., вступил в службу унтер-офицером с выслугою трех месяцев за рядового с определением в 146-й пехотный Царицынский полк. В это время его отец стал уже лесничим Санкт-Петербургской губернии, отслужив после Лиси-но тринадцать лет форстмейстером лесов Округа Военного поселка Охтенского порохового завода. И сейчас здесь остались значительные островки леса. Сто же с лишним лет назад тут были великолепные охотничьи угодья. И именно здесь зародилась у Владимира, как и у его старших братьев, тщательно пестовавшаяся отцом охотничья страсть. Остались воспоминания об этом времени известного русского ученого-естественника Дмитрия Никифоровича Кайгородова, друга (и зятя впоследствии) братьев Диц: Знакомство с семьей форстмейстера пороховых лесов (полковника корпуса лесничих Дица), трое юных сыновей которого, равно как и их отец, были первоклассными мастерами всяких видов охот, в которых я принимал деятельное участие, сильно обогатило мои фаунистические и биологические познания.

За четыре года службы Владимир Диц зарекомендовал себя и отличным военным, и отличным охотником. Поэтому двадцатичетырехлетний прапорщик прикомандировывается на испытания в должность управляющего Императорской Охотой.

Владимир Робертович Диц на охоте

Окончательно сформировавшаяся в 1740 г. Императорская Охота была по существу первым российским государственным охотничьим хозяйством. Это видно хотя бы из того, что высочайшие охоты оплачивались особо. Постоянный же бюджет хозяйства предусматривал лишь содержание штата служащих, проведение, как сейчас бы сказали, биотехнических мероприятий, организацию территории хозяйства, его охрану и т. д. Вначале Императорская Охота располагалась в Санкт-Петербурге, затем была переведена в Петергоф, а в 1858 г. в Гатчино (нынешний город Гатчина). К этому времени окончательно установилась структура хозяйства, находящегося в подчинении Министерства императорского двора.

Итак, в 1874 г. В. Р. Диц прикомандирован на испытание, но лишь в чине штабс-капитана уволен с военной службы с переименованием в коллежские секретари с назначением в должность управляющего Императорской Охотой. Утверждается же он в этой должности лишь три года спустя. В 1882 г. он был переименован в ловчие его Величества.

За время военной службы Владимир Робертович был награжден медалями за Сербско-Турецкую войну: серебряной За храбростью и золотой, болгарской Рат за ослобожение независтность. 18761878 гг. С оставлением военной службы В. Р. Диц с головой погружается в любимое дело. В архиве сохранилась масса его автографов: докладных, служебных записок, письменных распоряжений с красивым росчерком внизу: Дицъ.

По этим материалам великолепно видно, какой огромный объем всевозможных работ был им проделан. Номинально, согласно Общему положению о прохождении службы в Императорской Охоте, документе, регламентирующем деятельность должностных лиц хозяйства, управление им возложено на начальника Охоты. Фактически же вся практическая деятельность по ведению охотничьего хозяйства осуществлялась ловчим его Величества. Сам же начальник, обычно высокопоставленный вельможа, ограничивался подписанием наиболее важных документов. По Положению служащие Императорской Охоты делились на служащих по специальной охотничьей части и по хозяйству Охоты. Последними руководил заведывающий хозяйственной частью. Интересно отметить, что одно время им был числящийся в Списках Лейб-Гвардии Четвертого Императорской фамилии стрелкового батальона Николай Иванович Кутепов, автор известной книги Великокняжеская и царская охота на Руси.

Ловчий же его Величества непосредственно командует всем специально-охотничьим составом Императорской Охоты, к которому относятся: стремянные, доезжачие, выжлятники, вабильщики, корытничьи, наварщики, тенетники, егеря и т. д. Всего около 150 человек. Круг обязанностей ловчего очень велик: тут и обучение команды охотничьему делу по псовой и ружейной охотам, выездка верховых лошадей и натаскивание собак, наблюдение за правильным уходом за верховыми лошадьми, собаками и зверями. Животных же содержали очень много. Так, в 1916 г. были 81 лошадь, 150 собак (борзых, гончих, легавых, такс и т. д.), 247 зверей (оленей, лисиц, волков, медведей, зубров, коз), 368 птиц (фазанов и куропаток). Ловчий заведывает командировкою егерей для отыскания и караула зверей и птиц, выбором местностей для аренды и представлением лесников к найму для охраны; производит охоты; ведет родословные книги собак и журнал охот и так далее. Чуть ли не ежедневно он составляет рапорт о состоянии охотничьей части. Например, только за январь 1894 г. за подписью Дица на имя начальника Охотй было подано двадцать три таких рапорта. Кроме того, ведется обширная переписка по множеству вопросов с полицмейстерами, арендаторами угодий, другими лицами о браконьерах, найме окладчиков, кричан, постройке дорог, мостов, браках служащих… Диву даешься, как удавалось одному человеку везти этот огромный воз бюрократических бумажек и успевать делать работу по наблюдениям за охотничьими животными, хищниками (и публиковать их результаты), по кинологии, по совершенствованию охотничьего законодательства! А ведь была и личная жизнь, семья жена и двое дочерей. Ни сам Владимир Робертович, ни его жена не обладали какими-либо имениями жили на казенной квартире в Егерской слободе под Гатчино на полторы тысячи рублей в год жалования.

Нельзя не отметить выдающуюся роль В. Р. Дица как одного из организаторов Общества любителей породистых собак. Впоследствии он был и его президентом, часто руководил полевыми испытаниями. С 1910 г. был даже учрежден приз его имени на полевых испытаниях охотничьих подружейных собак. В 1987 г., кстати, исполнилось ровно 100 лет со дня основания Общества: 11 апреля 1887 г. состоялось первое общее собрание, на котором Диц был единогласно выбран членом совета. Первая выставка Общества состоялась в мае 1888 г., а в августе первое полевое испытание собак в Новом Петергофе (так что у наших легашатников 1988 г. также юбилейный). На эти полевые испытания Диц единогласно был выбран судьей. Сам Владимир Робертович держал и выставлял собак: борзых, пойнтеров, лаверраков (считался известным заводчиком последних). В 1901 г. его английский сеттер Роджер попал в класс победителей на очередной XII выставке Общества любителей породистых собак.

Интересно читать отчеты об этих выставках. Владельцы собак обычно не снисходили до выводки ее на ринг, поручая это егерю, а Владимир Робертович выводил всегда сам. Это ли не показатель настоящего, не показного демократизма и любви к своему питомцу!

Отличаясь наблюдательностью и, я бы сказал, педантичностью, В. Р. Диц всю жизнь скрупулезно вел дневники. Сами они вряд ли сохранились, но результаты наблюдений он неоднократно публиковал в журнале Природа и охота. Например, в 1896 г. в майской книжке были опубликованы интереснейшие Мои наблюдения над глухариными токами в Императорской Охоте в Санкт-Петербургской губернии. Тревогой за родную природу дышит его небольшой очерк О матках (журнал Природа и охота, май 1900 г.). Эта тревога не выражалась в пустых сетованиях, а получала конкретное воплощение в его делах.

Владимир Робертович принимал активнейшее участие в выработке законопроекта об охоте и входил в междуведомственное совещание (в марте 1909 г.), которое всесторонне его рассматривало. В совещании были представлены: Государственный Совет, Министерство юстиции, Министерство императорского двора и уделов, Министерство финансов, Министерство торговли и промышленности, Министерство внутренних дел, Главное управление землеустройства и земледелия. Участвовал в нем и старший специалист по прикладной зоологии и промысловой охоте А. А. Силантьев основатель отечественного охотоведения. Такому широкому подходу к охотничьему законодательству, охоте можно только позавидовать!

В. Р. Диц принимал активное участие в первом (1898 г.) и во втором (1909 г.) Всероссийских съездах охотников. На первом съезде он был выбран в комиссию секции ружейной охоты. Выступая в прениях о весенней охоте, Владимир Робертович предложил собранию не определять положительно дни и числа открытия весенней или летней охоты, а установить крайние сроки, предоставив местным административным властям открывать охоту в пределах этих сроков. По существу это правило действует и ныне. На том же заседании Диц прочел доклад В защиту маток. Собрание приветствовало доклад Дица громкими аплодисментами.

Плодотворная деятельность Владимира Робертовича Дица на благо отечественного охотничьего хозяйства продолжалась до мая 1917 г.: Временно заведывающий бывшей Императорской Охотой, тайный советник Дицъ читаем мы последний автограф в архивных материалах Императорской Охоты. С 17 мая 1917 г. место Дица занимает Георгий Павлович Карцев автор интереснейшей монографии Беловежская Пуща. С 1 сентября 1917 г. бывшая Императорская Охота переименовывается в Государственную, что вполне отвечает духу всей деятельности этой организации. В декабре того же года она передается в ведение Министерства земледелия, а комиссаром назначается А. А. Силантьев, бывший на этом посту, правда, очень недолго. Его сменил С. В. Керцелли, но, впрочем, это уже тема другого очерка.

Ждем ваших отзывов и комментариев, присоединяйтесь к нашей группе ВКонтакте!

На нашем сайте:

Написать комментарий

    Это не спам (обязательно)